Танец без политики. Интервью с Орит Мафцир

Учитель

— Наверное, в любое деле очень важен человек, который будет именоваться “первый учитель”. Кто открыл для Вас беллиданс?

— Моего первого преподавателя танцев звали Тина, она израильтянка, но с русскими корнями. Тина — очень интересный человек, и, несомненно, уникальная танцовщица. Она долгое время жила в Германии, и ее карьера была сильно связана с этой страной. Приехав в Израиль, она открыла свой танцевальный клуб, который успешно работает до сих пор. Именно эта женщина, в которой сочетаются и европейские, и восточные корни, помогла мне сделать первые шаги в беллидансе. Моя учительница, несомненно, поддерживала меня, но наши взгляды на танцевальную технику местами сильно различаются. И, конечно, я не добилась бы такого успеха в танцах, если бы не тренировалась сама, не работала бы над собой постоянно, и не училась новому у своих коллег по видеокассетам Моны Саид, Фифи Абду и других звезд.

— Есть ли среди других танцоров люди, которыми Вы восхищаетесь, на которых хотели бы быть похожими?

— Я не могу назвать кого-то определенного. Помню, что первой из танцоров, кто впечатлил меня, была Мона Саид, но я не могу сказать, что ее техника нравится мне больше, чем танцы Фифи Абду или Дины. Все они индивидуальны и я считаю, что нельзя их сравнивать.

— Что для Вас танец? Искусство? Работа? Увлечение? Или, может быть, спорт?

— Для меня беллиданс — это один из способов выразить себя. Кроме того, танцы помогают мне преодолевать мои страхи, комплексы, один из которых — мое тело, далеко не совершенное для занятия восточными танцами. Несмотря на то, что я очень похудела, сбросила 10 килограммов, и продолжаю усердно заниматься собой, я все еще чувствую себя крупноватой. Виной тому, как мне кажется, большой рост.

Наши клиенты