Танец без политики. Интервью с Орит Мафцир

Искусство или работа?

— Ваши танцы больше постановочные, или в них больше импровизации?

— В основном, импровизация. Даже мои шоу иногда целиком состоят из импровизации, но все же не в полном смысле этого слова: если мне нравится музыка, подобранная к выступлению, если я уже ставила под нее номера, я знаю, как я буду танцевать. Я заранее определяю характер выступления, и под одну мелодию я танцую с одним чувством.

 — Беллиданс — дорогое удовольствие? Или напротив — хороший способ заработать на жизнь?

— Вообще нельзя относиться к восточным танцам, как к способу получить какую-то материальную выгоду для себя, все равно не получится. Костюмы, видеокассеты, мастер-классы — все это недешево. Если Вы действительно хотите расти до профессионального уровня, будьте готовы тратить круглые суммы. Однако если бы беллиданс был уж очень дорогим, люди перестали бы им заниматься. Он проиграл бы другим видам танцев и мог бы просто исчезнуть. Я, выступая в роли преподавателя, хочу дать людям возможность заниматься восточными танцами по разумной цене.

 — Когда у Вас появились первые ученики?

— Моя самая первая группа открылась семь лет назад. С того времени произошло очень много событий, большая часть которых связана с беллидансом и моим личным развитием в этом виде искусства, на данный момент у меня своя студия, я веду занятия, ставлю шоу-программы…

 — Вы уверены в себе как педагог?

— Это вопрос ответственности. если я дам плохие мастер-классы, я воспитаю полупрофессиональных танцоров. Моя совесть изо дня в день повторяет мне эту фразу, поэтому я могу быть уверена, что вкладываю всю душу в своих учеников. Я считаю, что если на сцене вы можете быть прекрасным танцором, вам следует попробовать себя в роли педагога.

 — Израиль — молодая страна, как Вы оцениваете “танцевальную обстановку” в вашей державе?

— Вы правы, моей стране всего 55 лет. Именно поэтому основы танцевальной культуры к нам приходят либо из России, либо из арабского мира: Ирана, Ирака, Туниса, Египта, Сирии, Культура Израиля в какой-то мере является совокупностью культур соседей. К примеру, если у нас есть русские, то обязательно найдутся клубы, где танцуют “Калинку-Малинку”. При этом среди населения моей страны наиболее популярны именно восточные танцы. Ни одна вечеринка, свадьба, юбилей не обходится без профессионального или любительского выступления с танцем живота.

 — Насколько я знаю, в январе 2008 года в Эйлате будет проводиться очередной фестиваль восточного танца. Чего Вы от него ждете?

— Я очень жду фестиваля. Он не просто изумительно красив, он действительно специфичен тем, что собирает представителей практически всех школ беллиданса, от восточной до западной. Сочетание движений из разных стилей производит сильнейшее впечатление на зрителей, которым нравится эта игра. Вообще, придерживаться одного вида танца — все равно, что заключить себя в картонную коробку. Быть египтянином — значит быть в коробке с наклейкой “Египет”, русским — с надписью “Россия”. Фестиваль помогает вырваться из этого картонного плена.

Участие в фестивале не только отражает стремление стать профессионалом, отточить свое мастерство, удовольствие доставляет просто присутствие там. Программа очень хорошо организована, все продумано до мелочей. Зная, что гости и участники фестиваля приезжают из разных городов и стран, организаторы заключили договора с тремя современными отелями. Самый большой из них снабжен всеми удобствами, красивейшим образом декорирован, но жизнь в таком прекрасном месте заметно облегчит ваш кошелек.

 — Насколько сложно работать в условиях сегодняшней напряженной политической обстановки? Не ведут ли антиарабские настроения к спаду интереса к проявлениям их культуры?

— Мы разделяем культуру и политику. Наши отношения с арабским миром не могут повлиять на нашу любовь к восточным танцам. Если бы мы воевали с Россией, я не перестала бы есть картошку или слушать произведения Чайковского.

 — Насколько мне известно, Вы несколько раз были в Египте. Каковы Ваши впечатления о жителях той страны, о людях, с которыми Вы работали?

— Египтяне могут вести себя не очень дружелюбно и весьма меркантильно. Они были щедры на комплименты, но при этом не всегда было понятно, искренни они или это всего лишь “сдача” с той суммы, которую я заплатила за занятия.

 — Выступали ли Вы там?

— Да, я танцевала в Египте… Помню, как после моего номера публика посчитала, что я египтянка. Мое выступление действительно впечатлило зрителей, и они очень хотели, чтобы я продолжала танцевать, но то, что меня принимают за местную, меня волновало. Я не могла им прямо сказать, что я израильтянка, не зная, как они отреагируют на такое сообщение: известно, что многим арабам наша страна не по нраву. Понимая, что держать всех в неведении тоже нехорошо, я взяла себя в руки и сказала, что я… из России!

Наши клиенты